Perhaps man has a hundred senses and perhaps when he dies he loses only the five we know, while the other ninety-five live on.[Быть может, у человека сто чувств, и со смертью погибают лишь только пять известных нам, а последние девяносто пять остаются живы.]

Source:Act II
Find more on